С чувством собственного достоинства

На этот раз известный сатирик отправился в Португалию и согласился с Лолитой Торрес, которая пела: «Кто был хоть раз под сенью португальской ночи, Тот позабыть ее не сможет, не захочет».

Хочу предупредить тех, кто соберается в Португалию. В этой стране говорят исключительно на португальском языке. Такой вот национальный обычай. Ни русский, ни английский не проходят. Народ самодостаточный. Дает о себе знать былое величие. Как-никак это была крупнейшая морская держава, владевшая колониями от Западного полушария до Великой Китайской стены. Со временем страна перестала быть метрополией, а народ уже привык к притоку капитала и разучился работать. Нежелание делать лишние движения видно во всем: в ходьбе, в поведении, в задумчивых лицах. С интересом наблюдают, как другие работают. Живут португальцы бедней, чем соседи испанцы, но комплексов нет никаких. Наоборот, нескрываемое чувство собственного достоинства.
Даже бомж, который жил на улице рядом с нашим отелем в Порто, сохранял определенное достоинство. Вечером садился на улице на свой диван, органично вписавшийся в архитектуру супермаркета. Долго курил, накрывался пледом и ложился спать. Прохожие спокойно шли мимо, а ночью, чтобы не будить спящего, старались не шаркать туфлями. Сегодня здесь спит он, завтра ты…

***

Приехать в Португалию и не побывать на мысе Рока невозможно. Автобусы один за другим, все друг друга фотографируют на фоне обрыва. «Я был в самой западной точке Европы. А ты?» Чтобы было чем крыть, и ты едешь на этот мыс. Сорвавшийся с цепи дикий ветер сдувает слова. Туристы завернулись в плащи, кепки натянуты до бровей, чтобы голова не слетела. Внизу сразу обрыв – чувствуешь головокружение и даже подташнивание. А что еще надо туристу?! Смельчаки лезут за ограждение, поближе к отвесным скалам – оттуда рискованный, зато потрясающий вид! За ограждением прямо на камнях нацарапано: «Зенит». И этим все сказано.

Римляне самую западную точку континентальной Европы так и называли – Promontorium Magnum («Великий мыс»). В эпоху великих географических открытий он получил имя мыс Лиссабона (находится всего лишь в 42 километрах от столицы Португалии). Сами португальцы называют это место мысом Судьбы. Возможно, потому что именно мыс Cabo da Roca с его маяком встречал и провожал всех мореплавателей. Именно этот 150-метровый обрыв увидел Колумб в 1493 году, возвращаясь в Испанию из первого плавания в Америку.

***

В Португалии обязательно побывайте в Коимбрии. Чудом – без навигатора, без знания языка, мы с женой, однако, туда добрались. Чудный городок. Кругом сплошь молодые лица! Куда они девают стариков, непонятно. Везде студенты в мантиях, шапочках, играют на гитарах, на барабанах. Ощущение праздника. Непонятно, учатся они когда-нибудь или нет? Может, и в самом деле был праздник – без языка что поймешь? В какой-то момент нас окружила группа молодежи, человек 20, они что-то пели, вдруг один театрально опустился перед Ларой на колени и поцеловал руку. Даже я никогда не падал перед женой на колени, так что, думаю, этот миг она запомнила навсегда… И конечно, студенты пели фаду. Ее, кажется, поют везде. Но обычно женщины, а тут парни. Фаду, даже если не знаешь слов, все равно берет за душу! Русская народная песня – сочетание удали и тоски, а фаду – сочетание страсти и печали. Есть в ней что-то цыганское. Я бы сказал, это песня брошенной женщины, которая если что – и пырнет. Постенает, поплачет, а потом: «Ответишь за все!» Таков припев фаду в моем переводе на русский…

***

Коимбра была основана в VI веке жителями римского поселения Конимбрига, располагавшегося от него в 16 километрах. До XI века Коимбра процветала как торговый город, а в 1139 году стала первой столицей молодого португальского королевства. В августе 1290 года здесь был основан университет, самый старый в Португалии и один из старейших в Европе. Самыми знаменитыми его выпускниками были святой Антоний Падуанский, поэт Камоэнс и диктатор Салазар. По традиции студенты носят на своих мантиях разноцветные ленты. У каждого факультета определенный цвет. В мае, по окончании учебного года, ленты торжественно сжигаются на празднике Queima das Fitas. И еще: известная песня Лолиты Торрес из «Возраста любви» была, оказывается, именно про Коимбру: «Коимбра, ты город студентов, Сколько связано с тобою! Нет тебя чудесней, отдаем тебе мы с песней Наше чувство, вечно молодое…»

***

Авейру, «португальскую Венецию», плохо помню, в памяти лишь каналы, лагуны и гондолы, похожие на венецианские, но расписанные намного ярче. Зато отпечаталась в памяти рыбацкая деревушка, куда мы заехали, свернув с главной дороги. Как называется деревушка – не важно, таких в Португалии много. Укромная бухточка, отборный песок, безупречная синева Атлантики. В этой бухточке свой микроклимат. Ну не может там быть непогоды по определению. На берегу в ресторанчиках жарят рыбу. Когда она пять минут назад была в океане, а теперь чуть ли не бьется во рту – эта свежесть придает особенный вкус. И не передать умиротворение, когда сидишь тут и смотришь на океан. Мелькает мысль: вот так покойно должно быть всегда во всем мире, но никогда, очевидно, не будет.

***

Национальная еда? Признаюсь, ничего особенного из еды не припомню. Понятно, что местный народ, живя на берегу океана, ест много рыбы и она хороша. Но вокруг португальской кухни ореола, как вокруг итальянской или французской, нет. Важно другое. В Лиссабоне недалеко от гостиницы нашли ресторанчик. Самый верный способ – присматриваться к местечкам, где питаются местные. Они всяко знают, что, где и почем. И вот за углом домашний небольшой ресторанчик. Встречает добродушный папаша – хозяин, он же провожает, шутит и вроде бы понимаешь его юмор. Хозяин в тапочках, и сразу возникает ощущение, что ты пришел к нему домой. Мама за кассой, она же колдует на кухне, дочка улыбается и приносит еду. Комфортно, вкусно, недорого. Так что рекомендую: не смотрите, где сколько мишленовских звезд, ищите хозяина в тапках.

***

В Порто зашли в музей портвейна. Еще на подходе, надышавшись воздухом, немного пьянеешь. А внутри огромные бочки, бочки, бочки. Экскурсовод что-то рассказывает, но самая большая группа у бочки в углу – оказывается, она подкапывает, а что может быть для туриста желанней, чем портвейн за бесплатно! Есть в этом напитке португальская самодостаточность – легко представить себе, как после застолья берешь сигару (тут хочешь не хочешь – закуришь) и, пуская кольца дыма, делаешь глотки благоухающего портвейна, который не спеша идет по твоему желудочно-кишечному тракту… Вино из долины Дору пили только местные жители. До той поры, пока в конце 17-го века не случилась торговая война Англии с Францией. Британцы, оставшиеся без вин Бордо, смирились было с непритязательным вкусом португальского вина. Но вот незадача – при длительной транспортировке морем оно портилось. Кто первый догадался подливать спирт в бочки с бродящим суслом, не дожидаясь окончания брожения, неизвестно, но он подарил миру приятное крепкое сладкое вино – португальский портвейн.

***

И напоследок. Едем к еще одной обязательной достопримечательности – статуе Христа, которая чуть меньше, чем подобная статуя Христа Искупителя в Рио-де-Жанейро, но ее за мостом видно издали. Вечер, смеркается. Неизвестный нам городок, узкие улочки, небольшие домики, антикварные лавки. Где мы находимся и куда ехать дальше – понятия не имеем. Вышли из машины, жена чуть не плачет, хочется есть, хочется спать. Домой к себе хочется. И тут, клянусь, навстречу по улице идет парень, и я слышу, как он по-русски говорит по мобильнику: «Филипп, или это глюки, или это Альтов!» Так что один человек в Португалии меня знает! Оказался бывший наш соотечественник, занимается продажей недвижимости. Завел в ресторан, накормил, рассказал, где мы находимся (оказалось, в городке Сетубал) и как из него выбраться живым и невредимым.

***

Первыми жителями Сетубала были древние римляне, оставившие на память о себе разрушенный военный лагерь и соляную фабрику (в период расцвета Римской империи соль использовалась в качестве валюты). В Сетубале много достопримечательностей – от собора Санта-Мария-да-Граса 16-го века с уникальной плиткой азулежу и крепости Каштелу-де-Сан-Филиппе, построенной по приказу испанского короля Филиппа II в 1595 году, до семейства дельфинов, проживающего в устье реки Саду. Говорят, что наблюдения за ними ведутся аж с 1863 года!