Страна пяти S

Шотландия удивительная страна. Как и любая другая. С лохнесским чудовищем, правда, в этот раз не повидались.

Что осталось в памяти?.. Эдинбург. Нам с женой повезло, мы совпали с театральным фестивалем. Ласковое солнышко, доброжелательная до слез атмосфера. Центральная улица, запруженная зрителями и артистами, одно представление перетекает в другое. И любой может рассчитывать на аплодисменты. Если бы я жонглировал тремя шариками. Нет, двумя. Да просто одним – имел бы в Эдинбурге успех. В августе на фестиваль искусств «Фриндж» («окраина») в Эдинбурге вот уже 70 лет приезжают тысячи художников уличного перформанса всех мастей. Мимы, музыканты, танцоры, фокусники, акробаты, жонглеры, стендапщики, комики и просто фрики превращают центральные улицы города в сплошные подмостки. Спонтанность и непредсказуемость – главная изюминка этого праздника.

***

Эдинбург. Дворец Холируд, где жила Мария Стюарт. Казалось бы, трагическая история, приведшая ее к казни, а атмосфера во дворце вовсе не мрачная. Уютные покои, картины и гобелены, кровать под алым балдахином, личные предметы королевы и даже прядь ее волос. Ощущение подлинности – как будто только вчера Стюарт увезли отсюда обманом. Но больше всего потрясает ухоженность. Кажется, что после казни хозяйка снова вернется домой… В Шотландии не покидало ощущение упорядоченности и разумности. Никто никуда не бежит. Женщин пропускают вперед, на красный не бегут, в левой руке вилка, в правой – газета. Нашим кажется, так жить скучно. Хотелось бы сначала попробовать… Название дворца Холируд переводится как «святой крест». И не случайно – по легенде, на месте будущего дворца во время охоты на короля Давида I напал дикий олень. Давид начал усердно молиться, и олень исчез, а вместо него появился черный крест.

***

Маршрут корабля вел на самый север Шотландии, на Оркнейские острова. Огромный туристический корабль, плавучий город, в котором есть все, в том числе казино. Китайцы, японцы, наши поигрывали. Могу ошибиться, мимо чего проплывали, но вдруг ночью свет в казино погас, автоматы вырубили. В чем дело?! Оказывается, мы вошли в чью-то трехмильную зону, играть там нельзя. Двое наших туристов пытались обьяснить членам команды, что вокруг ночь, кто увидит, в чью мы там зону вошли?! Включайте, будем играть! Те вежливо мотали головами. Никогда не поймем друг друга. Мы считаем, что когда никто не видит – все можно. А они убеждены, что если нельзя, то нельзя. На корабле мы с Ларой были молодежью. Вокруг западные пенсионеры, и при этом каждый вечер смокинги, вечерние платья, ароматы, драгоценности. Возраст не чувствовался. И был там один человек, по-моему, англичанин. Он передвигался на инвалидной коляске последней модели на бешеных скоростях. И надо было видеть, как в коляске лихо он танцевал, как прискакивал в казино. Этого англичанина язык не поворачивается назвать человеком с ограниченными возможностями. Простите за каламбур, человек с неограниченными возможностями!

***

Приплыли на Оркнейские острова. Пока дошли до автобуса, внизу мест уже не было, пришлось забираться наверх. Поначалу было забавно – водитель автобуса, как экскурсовод, что-то постоянно говорил, видимо: посмотрите налево, посмотрите направо. Причем и справа и слева были коровы. Постепенно стало холодать, пошел дождь. Верх открытый, нас заливает, зуб на зуб не попадает. Впереди сидел японец с девочкой, он ее как птенца спрятал под мышку. Жуть! Когда наконец, окоченевшие, доехали до достопримечательности, свидетельствующей, что люди здесь жили давно, нам было не до останков. Рванули в бар и молча, под стук зубов выпили много шотландского виски. После живительного напитка острова и останки показались вполне симпатичными. Оркнейские острова славятся своей древностью (как люди жили более 5 тысяч лет назад, можно увидеть, посетив сохранившееся древнее поселение Скара-Брей, и что особенно поражает – в домах была канализация), овцами, единственными на Земле, которые могут питаться водорослями, и неутихающим ветром (островитяне шутят, что у них на островах встречается два вида причесок: «ветер с севера» и «ветер с юга»).

***

Шотландское виски – для знатоков это бренд. В последние годы, пригубив заграничную жизнь, мы снисходительно называем скотч вискарем, намекая, что мы всосали его с молоком матери.
Посетил винокурню. Огромное помещение, перегонные кубы, солодовня (это одна из редких винокурен, где еще готовят свой солод), чаны из орегонской сосны. Дают дегустировать. Хотя сам воздух кружит голову. Мне главное было купить бутылку – приближался юбилей Александра Анатольевича Ширвиндта, а он знаток напитка. В магазине при винокурне жизнерадостный продавец, возможно, не без влияния виски, предлагает на выбор: от 12-летнего до 40-летнего виски. Последнее выносил бережно, чуть не кланяясь бутылке. Чтоб людей так ценили, как виски, – чем старше, тем мы дороже… За право быть изобретателями виски шотландцы борются с ирландцами. Любопытно, ирландцы пишут whiskey, шотландцы « whisky». Шотландцы придерживаются правила пяти s: 1) sight ( посмотреть – чтобы оценить цвет и консистенцию); 2) smell (понюхать),
3) swish (посмаковать – пригубив, почувствовать вкус); 4) swallow (проглотить – сделать первый глоток);
5) splash (плеснуть – разбавить водой для полного раскрытия вкуса и аромата). Не помню, где именно мы пристали. На берегу магазин, в нем большой выбор шотландских килтов. Национальная одежда – клетчатые юбочки, в которых в Шотландии щеголяют настоящие мужики. По протоколу под юбкой не должно быть надето ничего лишнего. Никто не проверяет, но клянутся, что тут никакого обмана. Мы купили килт моему московскому другу в подарок. Он в нем имеет успех.

***

Глазго. Город, утопающий в зелени. Готический собор Святого Мунго XIII века (считается, что девиз города «Пусть Глазго процветает» из проповеди этого святого); неподалеку от него старинное кладбище, на котором похоронены многие знаменитые деятели Шотландии; часовая башня Трон-стилл, средневековый особняк Прованд, старейший городской парк Глазго-Грин (где, начиная с XII века, проводится ежегодная ярмарка)… Но приехать в Глазго и не побывать в ботаническом саду было бы глупо. Невероятные коллекции орхидей, бегонии, папортники и еще масса красивого, что не выговорить.. Но особенно запомнились… скамейки. Да, скамейки – на них имена-фамилии спонсоров, на чьи деньги была куплена и поставлена та или иная скамейка. Может, пора в Питере сделать подобное? «Глазго» с гэльского переводится как «зеленый дол» – так что ботанический сад вполне законно его символизирует. В него ходят с 1817 года, и кто знает, как было раньше, но в новейшее время ежегодно его посещают полмиллиона человек – во-первых, бесплатно круглый год, во-вторых, где еще увидишь в безопасности растения-хищники и самый большой цветок в мире – королевскую кувшинку виктория-регия. Бонус: дворец Киббла, стеклянная оранжерея XIX века с мраморными скульптурами, сохранившая свое викторианское величие….

***

Что еще удивило в Шотландии – телевизионные антенны. Если верить гиду, престижность районов у них зависит от антенн, представляете? Мысль проста: если дома облеплены антеннами, «тарелками», здесь все время смотрят телевизор, значит, живут бездельники. Из такого района приличные люди уходят. И наоборот: если нет антенн, нет телевизоров, здесь живут серьезные деловые люди.