Из жизни отдыхающих

Что для северян юг? Писатель Семен Альтов поделился своими давними и нынешними впечатлениями от Сочи.

Издавна считалось, что летом надо обязательно окунуть ребенка в Черное море и тогда в нашем климате он безболезненно проживет целый год. В те далекие времена на югах снимали углы, койки, комнатки – не важно было, где жить, главное, ухватить солнышко и море. Память уже давно не та, но сих пор отчетливо помню (мне лет 5): я вбегаю в комнату со слезами: «Мама, мама! Шнелька не дает взять червячка!» Мама выходит во двор, а там гадюка, вокруг которой с лаем круги нарезает собачка. Если бы не Шнелька, вряд ли я сейчас рассказывал бы вам про Сочи…

***
Другая картинка из того же, советского, детства. Поезд с юга возвращается в Ленинград. Двое суток, плацкарт, кондиционеров нет и в помине, на верхних полках помидоры, дыни, арбузы… При торможении все это валится на пол, разбивается и тут же уничтожается всем вагоном – такая дружелюбная была атмосфера. А на пятиминутных остановках в Туапсе, Макапсе, Лазоревской мужики в одних трусах выскакивали из вагонов, скатывались вниз по обрыву, ныряли в море и счастливые, мокрые лезли назад: накинули еще пять минут к отпуску!

***
Потом, уже в сознательном возрасте, был в Сочи с программой «ШОУ-01» (сейчас ее никто не помнит, но в течение лет десяти мы собирали стадионы, в ней выступали тогда еще малоизвестные Арлазоров, Якубович, Полунин пробовал своего знаменитого Асисяя). Взялся нас опекать какой-то морской начальник. Из тех, кто своими благодеяниями ну просто насилует. Однажды я не пошел с ним куда-то и, оказалось, много потерял. Начальник вывез артистов в горы, раздел, уложил в холодный ручей. А жара была страшная. «И вдруг по воде к нам плывет плотик, – рассказывали ребята, – а на нем хрустальные рюмочки с водкой и соленые огурцы. Это счастье вплыло буквально нам в рот». Согласитесь, картинка не может не вызвать здоровой зависти…

***
В советские времена у отеля «Жемчужина» был интуристовский пляж. С одной стороны условной загородки отдыхали наши – вповалку, на полотенцах, с домашней едой. А рядом у всех на виду ухоженные дамы и господа в шикарных купальниках сидели в шезлонгах, лениво лизали мороженое, пили холодное пиво…. На нашей стороне это вызвало лютую зависть. Там были белые люди, здесь мы, остальные. Однажды с Мишей Мишиным, решив, что мы умнее всех, заплыли в море с нашего пляжа, вдали развернулись и вплыли на интуристовский пляж, как свои. Раскованно так вышли из моря. Охранник, альбинос крепкого телосложения, подманил нас пальцем и тут же швырнул руку вперед с криком: «Пошли вон отсюда!» И мы точно так же, но уже с меньшим воодушевлением поплыли к своим.